КРОВАВЫЕ КЛЫКИ. ИМЕНЕМ СЛИЗЕРИНА



Ночь, которая послужила логичным завершением сегодняшнего дня, ничем не отличалась от миллиона предыдущих - такая же тихая, безмятежная и спокойная.
Флипп сидел на одном из своих опустевших походных тюков, вытянув ноги поближе к все еще тлеющим углям, и наблюдал за тем как изредка вылетающие из остатков костра искры теряли последний блеск, умирая среди перьев Северной птицы.
"Люди подобны походным кострам, - однажды сказал ему Элиас, когда он в очередной раз принялся толковать ему о Великом предназначении, - Кого-то нужно разжечь - указать ему его цель, задание; кто-то разгорается сам - преисполненный стремления получить желаемое и исполнить свое... предназначение. Но каким бы высоким не было пламя, какую бы вкусную еду не приготовили благодаря ему, сколько бы ночей оно не согревало, оно, рано или поздно, потухнет. Одно успокоиться само, когда его перестанут кормить дровами, другое - зальют помоями. Но так или иначе пламя исчезнет и нам останутся лишь тлеющие угли, как память о величии бывалых языков пламени, которые доставали небес". Флиппу не нравились его слова, но, сколько бы он не думал, так и не нашел достойного опровержения услышанного. "Если люди - это костры, то их пламя вечно," - ему не требовалось никаких философских речей или доказательств, чтобы верить в это.
Сон Элиса был, на удивление, крепок и безмятежен, будто он знал, что до его поднятия на караул осталось совсем мало времени и пытался выжать из остатков отдыха как можно больше пользы. Друг не мешал ему наслаждаться сновидениями, он подкладывает очередную сырую ветку, зарывая один ее конец в горячий пепел, и откидывается спиной на заснеженный бугор позади себя, прикрывая глаза.
Мерное потрескивание костра, глухое завывание мотающегося между деревьями ветра, едва уловимые шорохи, создаваемые перебирающимися с ветки на ветку белками, перекрикивание филинов, треск осыпающегося снега...
Разве мог Флипп, бедный сын столяра и служанки, даже подумать о том, что встретит зиму сиротой-изгоем, скитаясь землями Нижнего предела? Перед глазами всплыл образ покойной матери: ее сальные огненно-рыжие волосы слиплись от собственной крови, а навечно остекленевшие глаза были полны слез.
Костер. Белки. Ветер. Филин. Снег.
Глупый мальчишка! Как он мог поверить в честное правосудие по отношению к подобной им семье?Два безжизненных тела в плату за неосторожное слово в сторону лорда Плачущей долины. Он с легкостью мог бы остаться лежать там, рядом с убитыми родителями, если бы не Элиас.
Снег. Ветер. Белки. Костер. Филин.
Увлеченный горькими воспоминаниями дозорный не сразу заметил, что к окружающим его все это время звукам присоединился еще один - легкий, едва слышный, будто постукивание ногтем по стеклу. Он становился все громче и громче, но когда Фли обратил на него внимание было уже слишком поздно.
- Элиас? - это имя было единственным, что он успел сказать перед тем, как земля под ногами задрожала и, спустя мгновение, встала на дыбы сопровождаемая громким всплеском и невероятным грохотом. Полюбившаяся им поляна оказалась ничем иным как замерзшей рекой.
Юноша не смог удержаться в сидячем положении и свалился на бок, ощущая как за шиворот его куртки набиваются обжигающе-холодные комки снега, где-то со стороны послышались обескураженные возгласы его спутника. Но сейчас его заботило не это.
- Они, верно, держат нас за идиотов! - из тумана, созданного поднятыми хлопьями снега, показалась странного строения фигура, которая явно не принадлежала человеку.
"Русалки?" - бедняга не верил своим глазам.
Следом за ней появились и другие, мало чем отличающиеся от говорившей: длинные, покрытые ярко-зеленой чешуей хвосты, сверкающие при свете бледной луны; болезненно бледная кожа не прикрытая ничем, если не считать оранжевых тату по бокам; обнаженная грудь; украшенный драгоценными переливающимися камнями гребень и холодный безразличный взгляд.
Ей ответил такой же мелодичный женский голос, который, несмотря на весь испуг и растерянность, вынуждал прислушиваться к каждому его звуку, к даже малейшей смене интонации:
- До этого момента Источники всегда говорили нам правду, госпожа.
- Я не вижу здесь армии.
На их по-своему красивых лицах читалось ничто иное, как разочарование.
- Мы не знаем кто они, - к диалогу присоединился третий голос, хотя они все были так похожи, что иногда казалось будто говорит одна и та же особа. - Может быть они ценнее очередного отряда Темных наемников, моя госпожа. Может быть они ценнее десяти таких отрядов?
- Сомневаюсь...
- В любом случае мы всегда сможем утопить их в первом попавшемся пруду.
Ступор ступором, но утопление пока что не входило в планы обоих путников, поэтому они, словно по команде, вскочили на ноги и бросились в противоположную не званным гостям сторону. Но стоило Элиасу почувствовать под ногами твердую, еще не тронутую почву, как ему на голову опустилось что-то невероятно тяжелое, отдаленно напоминающее рыбацкую сеть, и он, поскользнувшись, рухнул на твердый лед.

- С этого момента вы - наши пленные, и ваши жизни принадлежат Слизеринским клинкам.

Автор: Кейтлин Алаева
Katty_A
06 Фев 2015 в 07:16
881
0
1 5 3 10 5 5

Комментарии

Правила
На данный момент в комментариях у нас действуют следующие правила: https://dota2.ru/forum/threads/pravila-portala.1694/ (срок бана выдаётся на усмотрение модератора).
Комментарии отсутствуют
Для того, чтобы оставить комментарий, Вам необходимо зарегистрироваться или войти под своим аккаунтом.

Академия

Новости

Железо

Форум

Мемы

FILIN228
-2

Матчи

Стримы

Видео

Есть предложение по улучшению сайта?