Встречали ли?

Самые запоминающиеся строки

avatar Geev

260

21

Geev

Лес друзей не забывает

Регистрация: 24.05.2022

Сообщения: 649

Рейтинг: 1719

Geev

Регистрация: 24.05.2022

Сообщения: 649

Рейтинг: 1719

img

Встречали ли вы в художественной литературе строки, которые произвели на вас максимальное впечатление (будь то положительное или отрицательное), навсегда отразившись в вашей памяти?
Для меня подобным примером является начало романа Габриэля Гарсиа Маркеса "Сто лет одиночества": "Пройдет много лет, и полковник Аурелиано Буэндиа, стоя у стены в ожидании расстрела, вспомнит тот далекий вечер, когда отец взял его с собой посмотреть на лёд". 

bloodpace

Пользователь

Регистрация: 16.10.2018

Сообщения: 1991

Рейтинг: 2009

Нарушения: 55

bloodpace

Регистрация: 16.10.2018

Сообщения: 1991

Рейтинг: 2009

Нарушения: 55

"А он, мятежный, просит бури,

Как будто в бурях есть покой!"

Дон Пэдро

Пользователь

Регистрация: 29.05.2016

Сообщения: 5756

Рейтинг: 3697

Дон Пэдро

Регистрация: 29.05.2016

Сообщения: 5756

Рейтинг: 3697

Мы не вправе отдавать все наши помыслы мертвецам. Вспомните, что говорил ваш любимый Шелли: «Что было – смерти, будущее – мне». Берите его, пока оно ваше, и думайте не о том дурном, что вами когда-то сделано, а о том хорошем, что вы ещё можете сделать.

 

Овод

райдер лоу рейта

Пользователь

Регистрация: 01.01.2022

Сообщения: 453

Рейтинг: 133

райдер лоу рейта

Регистрация: 01.01.2022

Сообщения: 453

Рейтинг: 133

Geev сказал(а):

Встречали ли вы в художественной литературе строки, которые произвели на вас максимальное впечатление (будь то положительное или отрицательное), навсегда отразившись в вашей памяти?
Для меня подобным примером является начало романа Габриэля Гарсиа Маркеса "Сто лет одиночества": "Пройдет много лет, и полковник Аурелиано Буэндиа, стоя у стены в ожидании расстрела, вспомнит тот далекий вечер, когда отец взял его с собой посмотреть на лёд". 

Нажмите, чтобы раскрыть...

у меня в памяти много цитат из ведьмака ( книги офк )

Никогда не выпадает вторая оказия создать первое впечатление. - моя любимая наверное :)

bythetrespass

Пользователь

Регистрация: 25.06.2022

Сообщения: 77

Рейтинг: 20

bythetrespass

Регистрация: 25.06.2022

Сообщения: 77

Рейтинг: 20

Geev сказал(а):

Встречали ли вы в художественной литературе строки, которые произвели на вас максимальное впечатление (будь то положительное или отрицательное), навсегда отразившись в вашей памяти?
Для меня подобным примером является начало романа Габриэля Гарсиа Маркеса "Сто лет одиночества": "Пройдет много лет, и полковник Аурелиано Буэндиа, стоя у стены в ожидании расстрела, вспомнит тот далекий вечер, когда отец взял его с собой посмотреть на лёд". 

Нажмите, чтобы раскрыть...

-Что такое гальюн? 

-Хорошая хохма!

-Что такое хохма!

-Повысить его!

persh

Пользователь

Регистрация: 27.01.2014

Сообщения: 747

Рейтинг: 546

persh

Регистрация: 27.01.2014

Сообщения: 747

Рейтинг: 546

img

Взял в руки книгу мураками, читаю первую строчку. Книга Бесцветный Цкуру Тадзаки и годы его странствий.

 

"На втором курсе вуза, начиная с июля, он постоянно думал о смерти. Тогда же ему исполнилось двадцать – он стал взрослым, хотя никакого особого смысла эта веха в его жизнь не привнесла."

 

И главное мне как раз в том месяце самому исполнилось 20 лет. Как будто матрица сломалась, было очень смешно.

 

SUZUKA

Пользователь

Регистрация: 02.05.2020

Сообщения: 4692

Рейтинг: 1858

Нарушения: 60

SUZUKA

Регистрация: 02.05.2020

Сообщения: 4692

Рейтинг: 1858

Нарушения: 60

Да, сходу могу вспомнить два примера.

 

Первый - Стефан Цвейг «Первое слово из-за океана»

 

Второй - Эрнест Хемингуэй «Недолгое счастье Фрэнсиса Макомбера». 

 

Цитаты сейчас найду и скину.

 

upd

 

Итак, первая цитата из рассказа, посвященного прокладке первой трансатлантической телеграфной линии, является одним из лучших вступлений, что я когда-либо читал. Вот она:

 

«В течение тысяч, а может быть и сотен тысяч лет, прошедших со времени появления на земле удивительного существа, именуемого человеком, мерилом скорости была скорость бегущей лошади, катящегося колеса, корабля, идущего на веслах или под парусами. Все вместе взятые технические открытия, сделанные за весь тот короткий, освещенный сознанием промежуток времени, который мы называем мировой историей, не привели к сколько-нибудь значительному ускорению ритма движения. Армии Валленштейна продвигались вперед едва ли быстрее, чем легионы Цезаря; войска Наполеона не наступали стремительнее, чем орды Чингисхана; корветы Нельсона пересекали моря лишь немногим быстрее, чем пиратские ладьи викингов или галеры финикийцев[1]. Лорд Байрон в путешествиях Чайльд-Гарольда преодолевал ежедневно не больше миль, чем Овидий на пути в понтийскую ссылку [2]; Гете в восемнадцатом столетии путешествовал почти с таким же комфортом и такой же скоростью, как апостол Павел в начале первого тысячелетия. В эпоху Наполеона время и пространство так же разделяли страны, как и в годы Римской империи; упорство материи все еще брало верх над человеческой волей.

И только девятнадцатый век коренным образом меняет ритм и мерило скорости на земле. За первые два десятилетия страны и народы сблизились теснее, чем за все прошедшие тысячелетия; железные дороги и пароходы свели к одному дню многодневные путешествия прошлого, превратили в минуты бесконечные часы, проводимые доселе в пути. Но какими поразительными ни казались современникам скорости железных дорог и пароходов, они все-таки не выходили из пределов, доступных пониманию. Их скорости в пять, десять, двадцать раз превосходили ранее известные, однако все же было возможно следить за ними взглядом и постигать умом разгадку кажущегося чуда. Но уже первые успехи электричества, этого Геркулеса еще в колыбели, производят настоящий переворот, опрокидывают все ранее установленные законы, отбрасывают все принятые мерки. Мы, более поздние поколения, никогда не сможем до конца понять восхищения тех, кто был свидетелем первых успехов электрического телеграфа, их безмерного и восторженного удивления перед тем, что та же самая, едва ощутимая искра Лейденской банки, которая еще вчера преодолевала лишь расстояние в один дюйм до сустава подставленного пальца, превратилась вдруг в могучую силу, способную проложить себе путь через равнины, горы и целые материки; что едва додуманная до конца мысль, не успевшая еще просохнуть запись на бумаге в ту же секунду принимается, читается, понимается за тысячи миль; что невидимый ток между полюсами крошечного вольтова столба может распространяться по всей земле, пробегая ее из конца в конец; что игрушечный прибор в лаборатории физика, еще вчера способный лишь на то, чтобы наэлектризованным стеклом притянуть несколько клочков бумаги, заключает в себе силу и скорость, равную миллионам и миллиардам человеческих сил и скоростей, невидимую силу, которая приводит в движение поезда, освещает дома и улицы, доставляет известия и, как Ариэль, незримо витает в воздухе. Это открытие впервые со дня сотворения мира в корне меняет представление о времени и пространстве».

 

И если в случае с первой цитатой не нужно особых пояснений, т.к. она сама создает контекст произведения, то вторую нужно предварить небольшим объяснением. Рассказ Хемингуэя «Недолгое счастье Фрэнсиса Макомбера» рассказывает о мистере Макомбере с женой, которые отправились впервые на африканское сафари на охоту. Их гидом был опытный охотник мистер Уилсон - пример суровой, брутальной и немногословной мужественности. Цитата взята из эпизода охоты на льва, когда охотники уже добивали раненое животное, которого «тошнило от сквозной раны в набитое брюхо, он ослабел от сквозной раны в легкие <...> Все в нем — боль, тошнота, ненависть и остатки сил — напряглось до последней степени для прыжка».

 

Вот эта цитата: «Макомбер не знал, каково было льву перед тем, как он прыгнул, и в момент прыжка, когда сокрушительный удар пули 0,505-го калибра с силой в две тонны размозжил ему пасть, и что толкало его вперед после этого, когда вторым оглушительным ударом ему сломало крестец и он пополз к вспыхивающему, громыхающему предмету, который убил его. Уилсон кое-что знал обо всем этом и выразил словами «замечательный лев». 

 

И эта цитата произвела сильное впечатление, потому что до этого слова Уилсона «замечательный лев», казалось, описывают лишь размер и качество шкуры, а он имел в виду совсем не это. Его, как охотника, интересовали другие «львиные» качества объекта охоты. 

 

 

Graph_Asi

Пользователь

Регистрация: 24.10.2017

Сообщения: 3672

Рейтинг: 3657

Нарушения: 15

Graph_Asi

Регистрация: 24.10.2017

Сообщения: 3672

Рейтинг: 3657

Нарушения: 15

img

Ну давай:

 

Если теперь быть одному, то лучше быть одному сначала.

 

Величайший успех достигается при возможности ошибаться.

 

Всегда ли длинная, громоздкая, тщательно проработанная история будет лучше менее проработанной и громоздкой? Что важнее: впечатления и эмоции или восхищение качеством созданного мира, к которому привязываешся и безоговорочно веришь?

 

Ну и моя любимая:

Не трогать, модер!

anshadow

Пользователь

Регистрация: 17.11.2012

Сообщения: 44838

Рейтинг: 19013

anshadow

Регистрация: 17.11.2012

Сообщения: 44838

Рейтинг: 19013

еду утром, как молитву в метро читаю:


Встает Батя первым. Приближает к себе Воска. Вставляет Воск в батину верзоху уд свой. Кряхтит Батя от удовольствия, скалит в темноте зубы белые. Обнимает Воска Шелет, вставляет ему смазанный рог свой. Ухает Воск утробно. Шелету Серый заправляет, Серому — Самося, Самосе — Балдохай, Балдохаю — Мокрый, Мокрому — Нечай, а уж Нечаю липкую сваю забить и мой черед настал. Обхватываю брата левокрылого левою рукою, а правой направляю уд свой ему в верзоху. Широка верзоха у Нечая. Вгоняю уд ему по самые ядра багровые. Нечай даже не крякает: привык, опричник коренной. Обхватываю его покрепче, прижимаю к себе, щекочу бородою. А уж ко мне Бубен пристраивается. Чую верзохой дрожащую булаву его. Увесиста она — без толчка не влезет. Торкается Бубен, вгоняет в меня толстоголовый уд свой. До самых кишок достает махина его, стон нутряной из меня выжимая. Стону в ухо Нечая. Бубен кряхтит в мое, руками молодецкими меня обхватывает. Не вижу того, кто вставляет ему, но по кряхтению разумею — уд достойный. Ну, да и нет среди нас недостойных — всем китайцы уды обновили, укрепили, обустроили. Есть чем и друг друга усладить, и врагов России наказать. Собирается, сопрягается гусеница опричная. Ухают и кряхтят позади меня. По закону братства левокрылые с правокрылыми чередуются, а уж потом молодежь пристраивается. Так у Бати заведено. И слава Богу… По вскрикам и бормотанию чую — молодых черед пришел. Подбадривает Батя их:

— Не робей, зелень!

Стараются молодые, рвутся друг другу в верзохи тугие. Помогают им банщики темные, направляют, поддерживают. Вот предпоследний молодой вскрикнул, последний крякнул — и готова гусеница. Сложилась. Замираем.

— Гойда! — кричит Батя.

— Гойда-гойда! — гремим в ответ. Шагнул Батя. И за ним, за головою гусеницы двигаемся все мы. Ведет Батя нас в купель. Просторна она, вместительна. Теплою водою наполняется, заместо ледяной.

— Гойда! Гойда! — кричим, обнявшись, ногами перебирая. Идем за Батей. Идем. Идем. Идем гусеничным шагом. Светятся муде наши, вздрагивают уды в верзохах.

— Гойда! Гойда!

Входим в купель. Вскипает вода пузырями воздушными вокруг нас. По муде погружается Батя, по пояс, по грудь. Входит вся гусеница опричная в купель. И встает. Теперь — помолчать время. Напряглись руки мускулистые, засопели ноздри молодецкие, закряхтели опричники. Сладкой работы время пришло. Окучиваем друг друга. Колышется вода вокруг нас, волнами ходит, из купели выплескивается. И вот уж подступило долгожданное, дрожь по всей гусенице прокатывается. И:

— Гойда-а-а-а-а-а-а-а!!! Д

рожит потолок сводчатый. А в купели — шторм девятибалльный.

— Гойда-а-а-а-а!!!

Реву в ухо Нечая, а Бубен в мое вопит:

— Гойда-а-а-а-а!!!

Господи, помоги нам не умереть…

и вторая цитата
Леса он больше не покидал

Blackflame

Пользователь

Регистрация: 04.01.2019

Сообщения: 3095

Рейтинг: 1956

Blackflame

Регистрация: 04.01.2019

Сообщения: 3095

Рейтинг: 1956

Надежды и тревоги

Прошли, как облака,

Благодарим вас, боги,

Что жить нам не века.

Что ночь за днем настанет,

Что мертвый не восстанет,

Дойдет и в море канет

Усталая река 

SUZUKA

Пользователь

Регистрация: 02.05.2020

Сообщения: 4692

Рейтинг: 1858

Нарушения: 60

SUZUKA

Регистрация: 02.05.2020

Сообщения: 4692

Рейтинг: 1858

Нарушения: 60

райдер лоу рейта сказал(а):

у меня в памяти много цитат из ведьмака ( книги офк )

Никогда не выпадает вторая оказия создать первое впечатление. - моя любимая наверное :)

Нажмите, чтобы раскрыть...

Ох, я сейчас как раз читаю Ведьмака. Часть «Владычица Озера» - совсем скоро уже попрощаюсь с этой вселенной. Жаль, что не прочитал эту книжку в юношеском возрасте. Я очень смеялся с момента охоты на дракона, когда краснолюд вызвался парламентером в переговорах охотников и Золотого дракона и «высоким стилем» толковал о применении только конвенционного оружия)))

Левый парень

Пользователь

Регистрация: 05.06.2014

Сообщения: 244

Рейтинг: 109

Левый парень

Регистрация: 05.06.2014

Сообщения: 244

Рейтинг: 109

Я человек больной... Я злой человек. Отвратительный я человек. kanekiw8.png?1621090889

Geev

Лес друзей не забывает

Регистрация: 24.05.2022

Сообщения: 649

Рейтинг: 1719

Geev

Регистрация: 24.05.2022

Сообщения: 649

Рейтинг: 1719

img
SUZUKA сказал(а):

Да, сходу могу вспомнить два примера.

 

Первый - Стефан Цвейг «Первое слово из-за океана»

 

Второй - Эрнест Хемингуэй «Недолгое счастье Фрэнсиса Макомбера». 

 

Цитаты сейчас найду и скину.

 

Итак, первая цитата, из рассказа, посвященного прокладке первой трансатлантической телеграфной линии, является одним из лучших вступлений, что я когда-либо читал. Вот она:

 

«В течение тысяч, а может быть и сотен тысяч лет, прошедших со времени появления на земле удивительного существа, именуемого человеком, мерилом скорости была скорость бегущей лошади, катящегося колеса, корабля, идущего на веслах или под парусами. Все вместе взятые технические открытия, сделанные за весь тот короткий, освещенный сознанием промежуток времени, который мы называем мировой историей, не привели к сколько-нибудь значительному ускорению ритма движения. Армии Валленштейна продвигались вперед едва ли быстрее, чем легионы Цезаря; войска Наполеона не наступали стремительнее, чем орды Чингисхана; корветы Нельсона пересекали моря лишь немногим быстрее, чем пиратские ладьи викингов или галеры финикийцев[1]. Лорд Байрон в путешествиях Чайльд-Гарольда преодолевал ежедневно не больше миль, чем Овидий на пути в понтийскую ссылку [2]; Гете в восемнадцатом столетии путешествовал почти с таким же комфортом и такой же скоростью, как апостол Павел в начале первого тысячелетия. В эпоху Наполеона время и пространство так же разделяли страны, как и в годы Римской империи; упорство материи все еще брало верх над человеческой волей.

И только девятнадцатый век коренным образом меняет ритм и мерило скорости на земле. За первые два десятилетия страны и народы сблизились теснее, чем за все прошедшие тысячелетия; железные дороги и пароходы свели к одному дню многодневные путешествия прошлого, превратили в минуты бесконечные часы, проводимые доселе в пути. Но какими поразительными ни казались современникам скорости железных дорог и пароходов, они все-таки не выходили из пределов, доступных пониманию. Их скорости в пять, десять, двадцать раз превосходили ранее известные, однако все же было возможно следить за ними взглядом и постигать умом разгадку кажущегося чуда. Но уже первые успехи электричества, этого Геркулеса еще в колыбели, производят настоящий переворот, опрокидывают все ранее установленные законы, отбрасывают все принятые мерки. Мы, более поздние поколения, никогда не сможем до конца понять восхищения тех, кто был свидетелем первых успехов электрического телеграфа, их безмерного и восторженного удивления перед тем, что та же самая, едва ощутимая искра Лейденской банки, которая еще вчера преодолевала лишь расстояние в один дюйм до сустава подставленного пальца, превратилась вдруг в могучую силу, способную проложить себе путь через равнины, горы и целые материки; что едва додуманная до конца мысль, не успевшая еще просохнуть запись на бумаге в ту же секунду принимается, читается, понимается за тысячи миль; что невидимый ток между полюсами крошечного вольтова столба может распространяться по всей земле, пробегая ее из конца в конец; что игрушечный прибор в лаборатории физика, еще вчера способный лишь на то, чтобы наэлектризованным стеклом притянуть несколько клочков бумаги, заключает в себе силу и скорость, равную миллионам и миллиардам человеческих сил и скоростей, невидимую силу, которая приводит в движение поезда, освещает дома и улицы, доставляет известия и, как Ариэль, незримо витает в воздухе. Это открытие впервые со дня сотворения мира в корне меняет представление о времени и пространстве».

 

И если в случае с первой цитатой не нужно особых пояснений, т.к. она сама создает контекст произведения, то вторую нужно предварить небольшим объяснением. Рассказ Хемингуэя «Недолгое счастье Фрэнсиса Макомбера» рассказывает о мистере Макомбере с женой, которые отправились впервые на африканское сафари на охоту. Их гидом был опытный охотник мистер Уилсон - пример суровой, брутальной и немногословной мужественности. Цитата взята из эпизода охоты на льва, когда охотники уже добивали раненое животное, которого «тошнило от сквозной раны в набитое брюхо, он ослабел от сквозной раны в легкие <...> Все в нем — боль, тошнота, ненависть и остатки сил — напряглось до последней степени для прыжка».

 

Вот эта цитата: «Макомбер не знал, каково было льву перед тем, как он прыгнул, и в момент прыжка, когда сокрушительный удар пули 0,505-го калибра с силой в две тонны размозжил ему пасть, и что толкало его вперед после этого, когда вторым оглушительным ударом ему сломало крестец и он пополз к вспыхивающему, громыхающему предмету, который убил его. Уилсон кое-что знал обо всем этом и выразил словами «замечательный лев». 

 

И эта цитата произвела сильное впечатление, потому что до этого слова Уилсона «замечательный лев», казалось, описывают лишь размер и качество шкуры, а он имел в виду совсем не это. Его, как охотника, интересовали другие «львиные» качества объекта охоты. 

 

 

Нажмите, чтобы раскрыть...

По красоте расписал, отдельная благодарность! Как и всем, кто поделился или поделится своими мыслями PepeMishka.gif?1592102806

Miyao

Пользователь

Регистрация: 28.05.2017

Сообщения: 9576

Рейтинг: 3322

Нарушения: 5

Miyao

Регистрация: 28.05.2017

Сообщения: 9576

Рейтинг: 3322

Нарушения: 5

А на неделе хозяйка велела мне почистить селедку, а я начал с хвоста, а она взяла селедку и ейной мордой начала меня в харю тыкать. Подмастерья надо мной насмехаются, посылают в кабак за водкой и велят красть у хозяев огурцы, а хозяин бьет чем попадя. А еды нету никакой. Утром дают хлеба, в обед каши и к вечеру тоже хлеба, а чтоб чаю или щей, то хозяева сами трескают. А спать мне велят в сенях, а когда ребятенок ихний плачет, я вовсе не сплю, а качаю люльку. Милый дедушка, сделай божецкую милость, возьми меня отсюда домой, на деревню, нету никакой моей возможности... Кланяюсь тебе в ножки и буду вечно бога молить, увези меня отсюда

SUZUKA

Пользователь

Регистрация: 02.05.2020

Сообщения: 4692

Рейтинг: 1858

Нарушения: 60

SUZUKA

Регистрация: 02.05.2020

Сообщения: 4692

Рейтинг: 1858

Нарушения: 60

Geev сказал(а):

По красоте расписал, отдельная благодарность! Как и всем, кто поделился или поделится своими мыслями PepeMishka.gif?1592102806

Нажмите, чтобы раскрыть...

Спасибо. Ты просил примеры из художественной литературы. И два отрывка, которые я привел, не несут в себе какого-то глубокого смысла или нравственного урока, не могут стать кредом, руководством к действию или вообще как-то добавить мудрости. Это просто примеры отличной писательской работы.

Книги нас многому учат и часто извлечь даже один урок из целой книги - это уже немало и ценно. И вот я вспомнил еще одну цитату из нехудожественной, достаточно популярной книги Ричарда Доккинза "Бок как иллюзия". Это книга об атеизме. И там, говоря о религиозном фанатизме, автор говорит: "Но я не утверждаю, что религия - корень всех зол, потому что ничто не может быть корнем всех зол". И вот ко фразе "ничто не может быть корнем всех зол" я очень часто мысленно возвращаюсь и руководствуюсь ею, чтобы избежать лишней категоричности в своих суждениях по любому вопросу. 

Может, позже скину пару смешных цитат из Ведьмака, потому что там их много.

Geev

Лес друзей не забывает

Регистрация: 24.05.2022

Сообщения: 649

Рейтинг: 1719

Geev

Регистрация: 24.05.2022

Сообщения: 649

Рейтинг: 1719

img
SUZUKA сказал(а):

Спасибо. Ты просил примеры из художественной литературы. И два отрывка, которые я привел, не несут в себе какого-то глубокого смысла или нравственного урока, не могут стать кредом, руководством к действию или вообще как-то добавить мудрости. Это просто примеры отличной писательской работы.

Книги нас многому учат и часто извлечь даже один урок из целой книги - это уже немало и ценно. И вот я вспомнил еще одну цитату из нехудожественной, достаточно популярной книги Ричарда Доккинза "Бок как иллюзия". Это книга об атеизме. И там, говоря о религиозном фанатизме, автор говорит: "Но я не утверждаю, что религия - корень всех зол, потому что ничто не может быть корнем всех зол". И вот ко фразе "ничто не может быть корнем всех зол" я очень часто мысленно возвращаюсь и руководствуюсь ею, чтобы избежать лишней категоричности в своих суждениях по любому вопросу. 

Может, позже скину пару смешных цитат из Ведьмака, потому что там их много.

Нажмите, чтобы раскрыть...

Поделюсь тоже ещё кое-чем, что до сих пор в памяти. Из романа "Дикие пальмы" Уильяма Фолкнера: "Да, подумал он, если выбирать между горем и ничем, то я выбираю горе".

MyLittleDota

Пользователь

Регистрация: 28.03.2018

Сообщения: 2406

Рейтинг: 1016

MyLittleDota

Регистрация: 28.03.2018

Сообщения: 2406

Рейтинг: 1016

хз, я цитаты не запоминаю, запоминаю больше эмоциональные образы, которые книги оставляют. Но даже если подумать, то прям конкретно отдельного момента не могу выделить, ибо эффект накопительный скорее. Не было ничего, что всё моё мировоззрение перевернуло бы с ног на голову. Мб я просто не читал ничего подобного

SUZUKA

Пользователь

Регистрация: 02.05.2020

Сообщения: 4692

Рейтинг: 1858

Нарушения: 60

SUZUKA

Регистрация: 02.05.2020

Сообщения: 4692

Рейтинг: 1858

Нарушения: 60

Geev сказал(а):

Поделюсь тоже ещё кое-чем, что до сих пор в памяти. Из романа "Дикие пальмы" Уильяма Фолкнера: "Да, подумал он, если выбирать между горем и ничем, то я выбираю горе".

Нажмите, чтобы раскрыть...

Хорошая цитата. Примерно к таким же выводам я пришел, когда думал, что если в моей жизни произойдет несчастный случай, например, я попаду в аварию и стану инвалидом, то возможность думать, осознавать себя и вообще существовать все же лучше небытия смерти.

Lambda-chan

Модератор технического раздела

Регистрация: 26.07.2012

Сообщения: 4592

Рейтинг: 8147

Lambda-chan

Регистрация: 26.07.2012

Сообщения: 4592

Рейтинг: 8147

Много таких, ну вот например

 

Он пустил Элджернона в большой ящик со стенками где было много изгибов и паваротов и СТАРТ и ФИНИШ как на бумаге и закрыл ево стеклом. Барт вынул часы и поднял дверь и сказал ну пашли Элджернон и мыш нюхнула 2 или 3 раза и пабежала. С начала она бежала прямо а когда увидила што не может бежать дальше вернулась от куда начала пасидела там шевилила усами а патом пабежала в другую сторону. Это было пахоже на то што Барт хотел штобы я сделал с линиеми на бумаге. Я засмиялся потомушто я думал мыш не сделает этово. Но Элджернон бежал как надо потомушто прибежал где написано ФИНИШ и запищял. Барт сказал што это он радуеца што сделал все как надо.

Ну и хитрущяя мыш сказал я.

SUZUKA

Пользователь

Регистрация: 02.05.2020

Сообщения: 4692

Рейтинг: 1858

Нарушения: 60

SUZUKA

Регистрация: 02.05.2020

Сообщения: 4692

Рейтинг: 1858

Нарушения: 60

Вот, пара цитат из Ведьмака, с которых я хрюкнул. Вообще, когда Сапковский начинает писать языком простолюдинов, у него очень часто выходит очень смешно.

 

"За домом сборщика пошлины на сохнущих бревнах сидел стражник, концом древка алебарды выводящий на песке женщину, вернее, ее фрагмент в весьма своеобразном ракурсе.

<...>

— Никого без Грамоты не пущу, — понуро проговорил десятник, после чего дополнил рисунок последней, завершающей деталью, ткнув концом древка в песок".

 

И вот еще:

 

Сидевший на холмике золотой дракон зевнул, задрал голову, махнул крыльями и хлестнул по земле хвостом.

 

— Король Недамир и вы, рыцари! — зарычал он так, словно это была латунная труба. — Я дракон Виллентретенмерт! Похоже, не всех остановила лавина, которую, не сочтите это похвальбой, я спустил вам на головы. Вы смогли добраться аж сюда. Вам известно, что отсюда есть три выхода. Дорогами на восток, к Голополью, и на запад, к Каингорну, можете воспользоваться. Но по северному каньону не пойдете, ибо я, Виллентретенмерт, запрещаю. Если же кто-либо не желает послушаться моего приказа, того я вызываю на бой, на честный рыцарский поединок. На конвенционном оружии, без колдовства, без полыхания огнем. Бой до полной капитуляции одной из сторон. Жду ответа через вашего гарольда, как того требует обычай!

 

Все стояли, широко раскрыв рты.

 

— Он умеет говорить! — просипел Богольт. — Невероятно!

— К тому же жуть как мудро, — сказал Ярпен Зигрин. — Кто-нибудь из вас знает, что такое конфессионное оружие?
— Конвенционное, а не конфессионное. Обычное, а не магическое, — сказала Йеннифэр насупившись.
<...>

 

— Кто будет гарольдом? — спросил Лютик. — Дракон требовал гарольда. Может, я?

— Нет. Это тебе не песенки распевать, Лютик, — поморщился Богольт. — Пусть гарольдом будет Ярпен Зигрин. У него голос как у бугая.

— Лады. А чего? — сказал Ярпен. — Давайте сюда знаменщика со знаком, чтобы все было как положено.

— Только говорите вежливо, господин краснолюд. И изысканно, — напомнил Гилленстерн.

— Не учите меня жить, — гордо выпятил живот краснолюд. — Я ходил послом, когда вы еще хлеб называли «ням-ням», а мух — «муф-муф».

 

Дракон по-прежнему спокойно сидел на холме, весело помахивая хвостом. Краснолюд вскарабкался на самый большой валун, откашлялся и сплюнул.

 

— Эй, ты там! — заорал он, взявшись за бока. — Дракон поиметый! Слушай, чего тебе гарольд скажет. Я, сталбыть! Первым за тебя благородно примется странствующий, мать его так, рыцарь Эйк из Денесле! И всадит тебе пику в брюхо, как того требовает священный обычай, на погибель тебе и на радость бедненьким девицам и королю Недамиру! Драка должна быть честной и по правилам, пыхать огнем не можно, а только конфессионально дубасить друг дружку, пока энтот другой лапти не откинет, не помрет, сталбыть! Чего тебе от души и сердца желаем. Усек, дракон?

 

Дракон зевнул, взмахнул крыльями, потом, припав к земле, быстро спустился с холма на ровное место.

 

— Понял, уважаемый гарольд! — прорычал он. — Так пусть же выйдет на поле боя благородный Эйк из Денесле. Я готов!

 

Вообще в Ведьмаке много мест, где можно посмеяться. Обе эти цитаты взяты из главы "Предел возможностей" второй части цикла. Не знаю, почему именно они мне запомнились лучше всего. Вообще та глава одна из самых забавных, насколько мне не изменяет память.

Hao Yang

Пользователь

Регистрация: 20.07.2022

Сообщения: 182

Рейтинг: 360

Hao Yang

Регистрация: 20.07.2022

Сообщения: 182

Рейтинг: 360

"Холод звездных оков ледяной Кости мои пронзил. Страшный! злой! Любуясь собой, Радость и рабство ты слил" Уильям Блейк - Ответ Земли.